Новости

Наша цель – минимизировать Ваши кадровые, финансовые и ресурсные затраты, направляемые на обеспечение юридической или бухгалтерской составляющей вашего бизнеса.

30 Ноября 2016

 

МИНИСТЕРСТВО ФИНАНСОВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ФЕДЕРАЛЬНАЯ НАЛОГОВАЯ СЛУЖБА

 

ПИСЬМО

от 10 октября 2016 г. N ГД-4-14/19159@

 

Федеральная налоговая служба в целях формирования положительной судебной практики направляет "Обзор судебной практики по спорам с участием регистрирующих органов N 3 (2016)" (далее - Обзор).

Управлениям ФНС России по субъектам Российской Федерации довести данное письмо и прилагаемый к нему Обзор до нижестоящих территориальных органов ФНС России для руководства и применения в работе.

 

Действительный

государственный советник

Российской Федерации

3 класса

Д.Ю.ГРИГОРЕНКО

 

 

 

 

 

Приложение

 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ С УЧАСТИЕМ РЕГИСТРИРУЮЩИХ

ОРГАНОВ N 3 (2016)

 

1. По вопросу оспаривания решений об отказе в государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

1.1. Установив, что представленное для государственной регистрации уведомление о начале процедуры реорганизации по форме N Р12003 было заполнено с нарушением пунктов 4.7.6, 4.7.3 Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@, принимая во внимание, что представление в регистрирующий орган ненадлежащим образом оформленного уведомления расценивается как его непредставление, суды признали обоснованным решение об отказе в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А60-48050/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о признании незаконным решения Инспекции от 08.04.2015 об отказе в государственной регистрации юридического лица, взыскании с Инспекции убытков в размере 8 900 руб., судебных расходов по составлению заявления в сумме 8 000 руб.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 02.03.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заявитель, не согласившись с принятым решением, обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение отменить и удовлетворить заявленные требования.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следовало из материалов дела, 03.04.2015 заявитель обратился в Инспекцию для государственной регистрации сведений о том, что юридическое лицо находится в процессе реорганизации в форме присоединения, представил следующие документы: уведомление о начале процедуры реорганизации по форме N Р12003, решение единственного участника ООО "К." о реорганизации N 5 от 27.03.2015, протокол общего собрания учредителей (участников) Общества от 31.03.2015.

Решением Инспекции N 3344А от 08.04.2015 в государственной регистрации юридического лица - Общества отказано на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 13.1 Закона N 129-ФЗ юридическое лицо в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о его реорганизации обязано в письменной форме сообщить в регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации, в том числе о форме реорганизации, с приложением решения о реорганизации. На основании этого уведомления регистрирующий орган в срок не более трех рабочих дней вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись о том, что юридическое лицо (юридические лица) находится (находятся) в процессе реорганизации.

Пунктом 1.1 статьи 9 Закона N 129-ФЗ определено, что требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, устанавливаются уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Приказом Федеральной налоговой службы от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств" утверждены формы и Требования к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган (далее - Требования).

Подпункт "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ предусматривает, что отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных данным Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов, за исключением предусмотренных данным Федеральным законом и иными федеральными законами случаев предоставления таких документов (содержащихся в них сведений) по межведомственному запросу регистрирующего органа или органа, который в соответствии с данным Федеральным законом или федеральными законами, устанавливающими специальный порядок регистрации отдельных видов юридических лиц, уполномочен принимать решение о государственной регистрации юридического лица.

В соответствии с пунктом 4.7.6 Требований раздел 6 "Сведения о лице, засвидетельствовавшем подлинность подписи заявителя в нотариальном порядке" заполняется с учетом положений подпункта 2.20.6 данных Требований, согласно которым в пункте 6.2 указывается идентификационный номер налогоплательщика - лица, засвидетельствовавшего подлинность подписи заявителя.

В уведомлении о начале процедуры реорганизации по форме N Р12003 подлинность подписи заявителя засвидетельствована М.А.В., временно исполняющей обязанности нотариуса П.Г.Ю., при этом в п. 6.2 "ИНН лица, засвидетельствовавшего подлинность подписи заявителя" указан ИНН 745100014762, принадлежащий согласно данным Единого государственного реестра налогоплательщиков (ЕГРН) нотариусу П.Г.Ю.

В п. 4.7.3 Требований указано, что раздел 3 "Сведения об управляющей организации реорганизуемого юридического лица" заполняется в соответствии со сведениями, содержащимися в ЕГРЮЛ, в случае, если в разделе 2 значение "3" проставлено в отношении управляющей организации реорганизуемого юридического лица, представившего уведомление.

На странице 1 Листа Б уведомления по форме N Р12003 в пунктах 3 - 4 "Сведения об управляющей организации реорганизуемого юридического лица" и "Сведения о заявителе" указано, что сведения представлены в регистрирующий орган руководителем управляющей организации реорганизуемого лица, при этом в пункте 2 "Заявителем является" (страница 1 Листа Б уведомления по форме N Р12003) проставлено цифровое значение "1" - руководитель постоянно действующего исполнительного органа.

Установив, что представленное для государственной регистрации уведомление по форме N Р12003 нарушает пункты 4.7.6, 4.7.3 Требований, принимая во внимание, что представление в регистрирующий орган ненадлежащим образом оформленного уведомления расценивается как его непредставление, суд первой инстанции правомерно признал обоснованным решение Инспекции N 3344А от 08.04.2015 об отказе в государственной регистрации юридического лица на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ, в связи с чем пришел к верному выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований.

При этом доводы заявителя апелляционной жалобы о том, что п. 6.2 "ИНН лица, засвидетельствовавшего подлинность подписи заявителя" уведомления по форме N Р12003 заполнялся не заявителем, а лицом, временно исполняющим обязанности нотариуса, были отклонены судом апелляционной инстанции, поскольку государственная регистрация носит заявительный характер, документы на государственную регистрацию представляются заявителем, который несет ответственность за правильность их оформления, заполнения форм документов в соответствии с Требованиями.

 

1.2. Неисполнение юридическим лицом обязанности по уведомлению уполномоченного государственного органа о начале реорганизации в форме преобразования послужило основанием для оставления без удовлетворения требований, направленных на оспаривание решения об отказе в государственной регистрации юридического лица, создаваемого в результате реорганизации.

По делу N А65-25611/2015 закрытое акционерное общество обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к межрайонной инспекции об отмене решения от 23.07.2015 N 31259А и обязании внести запись о реорганизации закрытого акционерного общества в форме преобразования в общество с ограниченной ответственностью.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 26.01.2016, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.05.2016, в удовлетворении требований заявителя отказано.

Закрытое акционерное общество, не согласившись с принятыми по делу судебными актами, обратилось в Арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просило их отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленного требования в полном объеме, указывая, что у юридического лица, участники которого приняли решение о реорганизации в форме преобразования, отсутствует обязанность уведомлять регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены судебных актов.

Как следовало из материалов дела, 16.07.2015 от заявителя в регистрирующий орган поступило заявление о государственной регистрации юридического лица, создаваемого путем реорганизации в форме преобразования в общество с ограниченной ответственностью, с приложением соответствующих документов.

По результатам рассмотрения указанного заявления и комплекта документов регистрирующим органом принято решение от 23.07.2015 N 31259А об отказе в государственной регистрации в соответствии с подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ).

В обоснование отказа в государственной регистрации налоговым органом указано на нарушение заявителем порядка реорганизации юридических лиц, установленного статьей 13.1 Федерального закона N 129-ФЗ.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, судебные инстанции исходили из законности оспариваемого решения, выданного уполномоченным органом в соответствии с действующим законодательством, не нарушающим права и законные интересы заявителя.

Суд кассационной инстанции соглашается с данным выводом судов.

Да, действительно в силу абзаца второго пункта 5 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации к отношениям, возникающим при реорганизации юридического лица в форме преобразования, не применяются положения статьи 60 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, исходя из правовой позиции, изложенной в пункте 27 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" исключением из правила, установленного пунктом 5 статьи 58 Гражданского кодекса Российской Федерации, является обязанность юридического лица в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о реорганизации уведомить уполномоченный государственный орган о начале реорганизации, в том числе в форме преобразования.

Учитывая изложенное, судебные инстанции обоснованно указали, что при преобразовании юридического лица в регистрирующий орган представляется уведомление о начале процедуры реорганизации по форме "Р12003, утвержденной приказом ФНС России от 25.01.2012 N ММВ-7-6/25@ "Об утверждении форм и требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган при государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и крестьянских (фермерских) хозяйств", с приложением решения о реорганизации (пункт 1 статьи 13.1 Федерального закона N 129-ФЗ).

На основании вышеуказанного уведомления регистрирующий орган вносит в Единый государственный реестр юридических лиц запись о начале процедуры реорганизации в форме преобразования (пункт 1 статьи 13.1 Федерального закона N 129-ФЗ).

При этом, исходя из положений абзаца второго пункта 4 статьи 57, абзаца второго пункта 1 статьи 60.1 Гражданского кодекса Российской Федерации государственная регистрация юридического лица, создаваемого в результате реорганизации в форме преобразования (статья 14, статья 15 Федерального закона N 129-ФЗ), допускается по истечении трех месяцев со дня внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о начале процедуры реорганизации.

В рассматриваемом случае закрытым акционерным обществом не была исполнена обязанность по уведомлению уполномоченного государственного органа о начале реорганизации в течение трех рабочих дней после даты принятия решения о реорганизации.

Необходимо отметить, что документы для государственной регистрации реорганизации в форме преобразования были представлены Обществом 16.07.2015, то есть после издания постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации".

Следовательно, регистрирующий орган обоснованно руководствовался разъяснениями, содержащимися в указанном постановлении Пленума.

Таким образом, в отсутствие письменного сообщения в регистрирующий орган о начале процедуры реорганизации заявителем были нарушены положения норм статьи 60.1 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Принимая во внимание вышеизложенное, а также учитывая, что регистрирующий орган в соответствии со статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, частью 4 статьи 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации надлежащим образом исполнил процессуальную обязанность по доказыванию соответствия оспариваемого решения положениям действующего законодательства, основан на материалах дела и нормах права вывод судебных инстанций о законности решения регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации от 23.07.2015 N 31259А.

 

1.3. Учитывая, что представленные в регистрирующий орган документы не соответствовали требованиям пункта 3 статьи 4 Федерального закона от 09.07.1999 N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации", суды пришли к выводу о наличии предусмотренных подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2001 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" оснований для отказа в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А40-227866/15 Общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к межрайонной инспекции о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в сведения об обществе, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), вынесенное 21.09.2015; об обязании межрайонной инспекции зарегистрировать изменения, вносимые в сведения, содержащиеся в ЕГРЮЛ.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 26.02.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Девятый арбитражный апелляционный суд не нашел оснований для отмены судебного акта.

Как усматривается из материалов дела, на основании представленных для государственной регистрации документов межрайонной инспекцией принято решение от 21.09.2012 об отказе в государственной регистрации изменений, вносимых в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ.

В обоснование принятого отказа ответчик указал, что в регистрирующий орган представлен лист Р "Сведения о заявителе" на иностранное юридическое лицо, не соответствующий требованиям пункта 3 статьи 4 Федерального закона от 09.07.1999 N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации" (далее - Закон об иностранных инвестициях).

Статья 17 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2001 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации) содержит перечень документов, представляемых для внесения в ЕГРЮЛ изменений, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица.

В соответствии с пунктом 2 указанной статьи в регистрирующий орган представляется подписанное заявителем заявление о внесении изменений в единый государственный реестр юридических лиц по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти. В заявлении подтверждается, что вносимые изменения соответствуют установленным законодательством Российской Федерации требованиям и содержащиеся в заявлении сведения достоверны. В предусмотренных Федеральным законом "Об обществах с ограниченной ответственностью" случаях для внесения в единый государственный реестр юридических лиц изменений, касающихся перехода доли или части доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, представляются документы, подтверждающие основание перехода доли или части доли.

Законодательство Российской Федерации о государственной регистрации согласно части 3 статьи 1 Закона о государственной регистрации состоит из Гражданского кодекса Российской Федерации, указанного Федерального закона и издаваемых в соответствии с ними иных нормативных правовых актов Российской Федерации.

На основании пункта 2 статьи 20 Закона об иностранных инвестициях, регулирующего отношения, связанные с государственными гарантиями прав иностранных инвесторов при осуществлении ими инвестиций на территории Российской Федерации, юридические лица, являющиеся коммерческими организациями с иностранными инвестициями, подлежат государственной регистрации в порядке, определяемом Федеральным законом о государственной регистрации юридических лиц.

В соответствии с пунктом 3 статьи 4 Закона об иностранных инвестициях иностранное юридическое лицо, цель создания и (или) деятельность которого имеют коммерческий характер и которое несет имущественную ответственность по принятым им в связи с осуществлением указанной деятельности на территории РФ обязательствам (далее - иностранное юридическое лицо), имеет право осуществлять деятельность на территории РФ через филиал, представительство со дня их аккредитации, если иное не установлено федеральными законами. Иностранное юридическое лицо прекращает деятельность на территории РФ через филиал, представительство со дня прекращения действия аккредитации филиала, представительства.

Между тем, согласно информации об аккредитации филиалов и представительств юридических лиц, размещенной на сайте ФНС России, у иностранного юридического лица, являющегося управляющей компанией заявителя, отсутствует аккредитованное представительство или филиал на территории Российской Федерации.

В пункте 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации предусмотрены основания для отказа в государственной регистрации.

Одним из оснований отказа в государственной регистрации согласно подпункту "а" пункта 1 указанной статьи является непредставление определенных Законом о государственной регистрации необходимых для государственной регистрации документов.

Учитывая изложенное, суд апелляционной инстанции поддерживает вывод суда первой инстанции о наличии предусмотренных подпунктом "а" пункта 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации оснований для отказа в государственной регистрации изменений, вносимых в сведения об обществе, содержащиеся в ЕГРЮЛ.

Заявитель не указал, какие конкретно нормы Закона о государственной регистрации либо иных нормативных правовых актов были нарушены ответчиком при принятии оспариваемого решения.

Таким образом, поскольку оспариваемое решение регистрирующего органа соответствует требованиям Закона о регистрации, прав и законных интересов заявителя не нарушает, вывод суда об отсутствии совокупности условий, необходимых для удовлетворения заявленных требований об оспаривании решения регистрирующего органа, является правомерным.

 

1.4. С учетом конкретных обстоятельств дела суды пришли к выводу об отсутствии у регистрирующего органа, предусмотренного подпунктом "д" пункта 1 статьи 23 Федерального закона N 129-ФЗ от 08.08.2001 "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" основания для отказа в государственной регистрации юридического лица.

По делу N N А41-53/15 общество обратилось в Арбитражный суд Московской области с заявлением к инспекции со следующими требованиями: признать незаконным решение инспекции от 03.10.2014 об отказе во внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ), касающихся сведений о юридическом лице, но не связанные с внесением изменений в учредительные документы юридического лица - ЗАО; обязать инспекцию внести изменения в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ - ЗАО - указать сведения о физическом лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица - генеральный директор Ш.А.С.

Решением Арбитражного суда Московской области от 15.06.2015 требования удовлетворены.

В апелляционных жалобах инспекция и ЗАО просили решение суда отменить, ссылаясь на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела, неправильное применение им норм права, и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Инспекция 22.11.2006 зарегистрировала ЗАО в качестве юридического лица.

В инспекцию 26.09.2014 представлены документы в целях внесения изменений в сведения о юридическом лице - ЗАО, содержащиеся в ЕГРЮЛ, касающиеся сведений о юридическом лице, но не связанных с внесением изменений в учредительные документы юридического лица. Целью подачи данного заявления являлось внесение в ЕГРЮЛ сведений об изменении единоличного исполнительного органа общества.

Для государственной регистрации изменений представлены следующие документы: подписанное Ш.А.С. и нотариально удостоверенное заявление о внесении изменений в ЕГРЮЛ по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти; выписка из протокола общего внеочередного собрания акционеров ЗАО от 29.08.2014.

Основанием для подачи указанного заявления в инспекцию послужило проведение 29.08.2014 внеочередного общего собрания акционеров ЗАО, по итогам которого было принято решение, оформленное протоколом внеочередного данного собрания от 29.08.2014. Согласно этому протоколу были приняты следующие решения: прекратить полномочия единоличного исполнительного органа общества - генерального директора М.А.А. и расторгнуть с ним трудовой договор на основании статьи 278 Трудового кодекса Российской Федерации с 02.09.2014; избрать с 03.09.2014 единоличный исполнительный орган путем назначения на должность генерального директора ЗАО Ш.А.С. и утвердить с генеральным директором трудовой договор.

Инспекция 03.10.2014 со ссылкой на подпункт "д" пункта 1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" приняла решение об отказе в государственной регистрации юридического лица в случае непредставления определенных данным Законом необходимых для государственной регистрации документов.

В обоснование отказа инспекция указала, что полученные 26.09.2014 вх. N 638 для государственной регистрации документы о внесении изменений о юридическом лице содержат недостоверную информацию в отношении заявителя - Ш.А.С. Согласно данным, представленным правоохранительными органами, органами прокуратуры и ЗАО, заявитель не является уполномоченным лицом.

В соответствии с пунктом 1.3 статьи 9 Закона о регистрации заявителем при государственной регистрации юридического лица может являться руководитель постоянно действующего исполнительного органа регистрируемого юридического лица или иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени этого юридического лица.

Согласно пункту 1 статьи 69 Федерального закона от 26.12.1995 N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) или единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и коллегиальным исполнительным органом общества (правлением, дирекцией).

Апелляционным судом установлено, что по делу N А41-43525/15 Арбитражным судом Московской области рассматривается исковое заявление открытого акционерного общества и ЗАО "В" к обществу о признании недействительным собрания и решения общего собрания акционеров ЗАО о смене единоличного исполнительного органа - генерального директора.

Заявление общества, адресованное инспекции, и правовая позиция общества по настоящему делу основаны на упомянутом протоколе внеочередного общего собрания акционеров ЗАО от 29.08.2014.

Принимая во внимание рассмотрение судом спора по другому делу о законности протокола внеочередного общего собрания акционеров ЗАО от 29.08.2014, предмет заявления по настоящему делу (включает требование об обязании инспекции внести сведения в ЕГРЮЛ на основании названного протокола) и отсутствие возражений против удовлетворения ходатайства общества, апелляционный суд определением от 12.10.2015 приостановил производство по апелляционным жалобам до вступления в законную силу решения Арбитражного суда Московской области по делу N А41-43525/15 применительно к пункту 1 части 1 статьи 143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Решение по данному делу принято Арбитражным судом Московской области 04.04.2016. Данное решение суда не обжаловалось и вступило в законную силу 04.05.2016.

В рамках дела N А41-43525/15 суд установил, что собрание акционеров ЗАО было организовано и проведено в соответствии с требованиями, предъявляемыми Законом об акционерных обществах и Уставом общества, а допущенные нарушения не являются существенными. Решения, принятые по оспариваемым пунктам, не повлекло причинения убытков истцам, как акционерам общества, а голосование данных акционеров не могло повлиять на результаты голосования.

Учитывая изложенное, следует признать, что у инспекции отсутствовали основания для вынесения решения об отказе внесения изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, касающихся сведений о юридическом лице, но не связанные с внесением изменений в учредительные документы юридического лица - ЗАО - по основаниям, предусмотренным подпунктом "д" пункта 1 статьи 23 Закона о регистрации.

 

1.5. Приняв во внимание выводы, содержащиеся в филологическом заключении от 05.06.2015, согласно которому наименование "РОССЕТ" представляет собой сложносокращенное слово, образованное на основе, в частности, буквенного сочетания "РОС", являющегося сокращением имени прилагательного "РОССИЙСКИЙ" или имени существительного "РОССИЯ", и не допускает иного толкования, установив отсутствие в материалах дела разрешения на использование обществом в своем фирменном наименовании официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, суд апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о несоответствии наименования общества, указанного в документах, представленных для государственной регистрации, требованиям пункта 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем регистрирующим органом правомерно отказано в государственной регистрации юридического лица.

По делу N А50-3928/2015 Общество "К. сеток" обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением к инспекции о признании незаконным решения от 09.12.2014 об отказе в государственной регистрации юридического лица в случае непредставления определенных Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации) необходимых для государственной регистрации документов, принятого регистрирующим органом; об обязании инспекции провести государственную регистрацию изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц (далее - государственный реестр), связанных с внесением изменений в учредительные документы общества.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 02.01.2016 заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2016 решение суда первой инстанции от 02.01.2016 отменено, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе общество "К. сеток" просит постановление суда апелляционной инстанции от 25.03.2016 отменить, решение суда первой инстанции от 02.01.2016 оставить в силе.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

Как следует из материалов дела, на состоявшемся 25.11.2014 внеочередном общем собрании акционеров общества "К. сеток" принято решение об утверждении устава общества в новой редакции и смене наименования общества. Новое наименование общества: полное, на русском языке - Публичное акционерное общество "РОССЕТ", на английском языке - Public Joint Stock Company "ROSSET", сокращенное, на русском языке - ПАО "РОССЕТ", на английском языке - PJSC "ROSSET".

В связи с принятым решением общество "К. сеток" 02.12.2014 обратилось в инспекцию с заявлением о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в государственном реестре, связанных с внесением изменений в учредительные документы.

Инспекцией 09.12.2014 принято решение об отказе в государственной регистрации на основании подпунктов "а", "ж" пункта 1 статьи 23 Закона о государственной регистрации, поскольку установлено несоответствие наименования юридического лица требованиям федерального закона, которое выразилось в том, что полное наименование ПАО "РОССЕТ" представляет собой устойчивое сокращение от слов "Россия", "Российская Федерация" заявителем не представлены доказательства соблюдения установленного порядка получения разрешения на использование в своем фирменном наименовании официального наименования "Российская Федерация" или "Россия", а также слов, производных от этого наименования, не уплачена государственная пошлина за использование в своем фирменном наименовании официального наименования "Российская Федерация" или "Россия", а также слов, производных от этого наименования.

Суд первой инстанции, основываясь на результатах экспертного исследования, проведенного в ходе рассмотрения дела, указывая на отсутствие доказательств, свидетельствующих о том, что наименование организации ПАО "РОССЕТ" является производным от слов "Россия", а также слов, производных от этого наименования, удовлетворил заявленные требования.

Отменяя решение суда первой инстанции и отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд апелляционной инстанции исходил из следующего.

Согласно пункту 1 статьи 54 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо имеет свое наименование, содержащее указание на организационно-правовую форму. Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование. Требования к фирменному наименованию устанавливаются Гражданским кодексом Российской Федерации и другими законами.

Включение в наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается в случаях, предусмотренных законом, указами Президента Российской Федерации или актами Правительства Российской Федерации, либо по разрешению, выданному в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

По смыслу пункта 1 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, выступает в гражданском обороте под своим фирменным наименованием, которое определяется в его учредительных документах и включается в единый государственный реестр юридических лиц при государственной регистрации юридического лица. Юридическое лицо должно иметь полное и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке (пункт 3 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством Российской Федерации (абзац восьмой пункта 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судом апелляционной инстанции верно указано на то, что порядок включения в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, установлен постановлением Правительства Российской Федерации от 03.02.2010 N 52, согласно которому разрешение на включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, выдается Министерством юстиции Российской Федерации.

Как следует из разъяснений, изложенных в пункте 58.3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 "О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", под словами, производными от официального наименования "Российская Федерация" или "Россия", по смыслу абзаца 8 пункта 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации следует понимать, в частности, слово "российский" (и производные от него) как на русском языке, так и на иностранных языках в русской транскрипции, но не слово "русский" (и производные от него).

Судом апелляционной инстанции установлено, что в данном случае полным наименованием общества, которое оно просило зарегистрировать, является Публичное акционерное общество "РОССЕТ", то есть в фирменном наименовании общества содержится сокращение "РОС", используемое в фирменных наименованиях организаций, разрешение на использование которого выдается в специально установленном порядке, представляет собой устойчивое общеизвестное буквенное сочетание, сокращенное от "Российский", "Россия", вызывающее стойкую ассоциацию потребителя с участием государства в деятельности организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах. При этом в данном наименовании содержится словосочетание "СЕТ", что, как полагает апелляционный суд, означает "сетка", "сетки", поскольку из материалов дела, а также пояснений представителей общества следует, что общество "К. сеток", в том числе осуществляет, в частности деятельность, связанную с изготовлением сеток для очистных машин, сетчатых ограждений. Слово "сеток" содержится в действующем наименовании юридического лица.

Из материалов дела усматривается, что представителям общества предложено пояснить, какую смысловую нагрузку они, в свою очередь, связывают с наименованием "РОССЕТ", возможно, привести аббревиатуру, первые буквы слов которой содержит данное наименование, однако представителями общества пояснения по данному вопросу не даны ввиду того, что им не известно значение данного наименования.

Изучив материалы данного дела, выслушав доводы и возражения лиц, участвующих в деле, приняв во внимание выводы, содержащиеся в филологическом заключении от 05.06.2015, согласно которому наименование "РОССЕТ" представляет собой сложносокращенное слово, образованное на основе, в частности буквенного сочетания "РОС", являющегося сокращением имени прилагательного "РОССИЙСКИЙ" или имени существительного "РОССИЯ", и не допускает иного толкования, установив отсутствие в материалах дела разрешения на использование обществом в своем фирменном наименовании официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, суд апелляционной инстанции пришел к обоснованному выводу о несоответствии наименования общества, указанного в документах, представленных для государственной регистрации, требованиям пункта 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем регистрирующим органом правомерно отказано в государственной регистрации.

При этом апелляционный суд не принял во внимание заключение эксперта Негосударственного образовательного частного учреждения дополнительного профессионального образования "И." Ч.Э.В. N 110-лэ/2015, поскольку содержащийся в заключении вывод о том, что у слова "РОССЕТ" и у слов, входящих в наименование общества "К. сеток", нет никакой смысловой связи, сделан без учета наличия в данном наименовании слова "сеток", первые три буквы которого в совокупности со словосочетанием "РОС" входят в слово "РОССЕТ"; смысловая связь в данном случае заключается в том, чтобы подчеркнуть путем соединения указанных словосочетаний, что предприятие занимается изготовлением российских сеток.

Как верно отмечено судом апелляционной инстанции, слово "РОССЕТ" не имеет в русском языке полноценного значения (смысла), не опровергает вывода регистрирующего органа о том, что данное наименование создано путем соединения указанных словосочетаний, первое из которых является сокращением от слов "Российский", "Россия", второе - от слова "сетка". Экспертом допускается различное толкование наименования "РОССЕТ", наличие в котором слога "РОС" он считает не характеризующим данное слово как производное от слов "Россия", "Российский" и наименований таких организаций, как "Росстандарт", "Росреестр", "Ростелеком", наличие слога "РОС" в наименовании которых он считает придающим данным названиям общероссийский масштаб. Между тем слог "СЕТ", как было указано в филологическом заключении доктором филологических наук, заведующей кафедрой русского языка и стилистики ПГНИУ Б.Е.А., - начальный элемент слова "сетка". Буквенное сочетание "телеком" также является лишь начальным элементом слова - "телекоммуникация". Эксперт не приводит доводов о том, исходя из каких соображений наличие слога "РОС" в наименовании "Ростелеком" он считает придающим данному названию общероссийский масштаб, а наличие слога "РОС" в наименовании "РОССЕТ" следует понимать только как часть множества слов русского языка, не связанных по смыслу со словами "Россия", "Российский".

Суд округа считает, что данные выводы суда апелляционной инстанции являются правильными, соответствуют материалам дела и требованиям действующего законодательства.

 

1.6. Принятие участниками юридического лица решения о ликвидации является таким действием по распоряжению принадлежащим участникам имуществом в виде доли в обществе с ограниченной ответственностью, которое не только приведет к снижению стоимости такого имущества как доля в обществе, но и к прекращению его дальнейшего существования, в связи с чем, принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, суд кассационной инстанции признал ошибочным вывод суда апелляционной инстанции о том, что регистрирующему органу не было запрещено осуществлять регистрационные действия, направленные на ликвидацию общества.

По делу N А40-108459/2015 Общество в лице ликвидатора обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением о признании незаконным решения от 28.07.2014 Межрайонной инспекции об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией по решению учредителей и решения Управления от 05.12.2014 N 12-34/123043, которым было отказано заявителю в удовлетворении его жалобы на решение регистрирующего органа.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 12.10.2015 в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2016 решение суда первой инстанции отменено, заявленные требования удовлетворены.

С постановлением суда апелляционной инстанции не согласились Межрайонная инспекция и Управление и обратились в Арбитражный суд Московского округа с кассационными жалобами, в которых просили постановление отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Судом апелляционной инстанции было установлено, что оспариваемое заявителем решение регистрирующего органа, принятое 28.07.2014, об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности общества было принято на основании подпункта "м" пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон N 129-ФЗ), согласно которому отказ в государственной регистрации допускается в случае, если в течение срока, установленного для государственной регистрации, но до внесения записи в соответствующий государственный реестр или принятия решения об отказе в государственной регистрации в регистрирующий орган поступит судебный акт или акт судебного пристава-исполнителя, содержащие запрет на совершение регистрирующим органом определенных регистрационных действий.

Судом апелляционной инстанции установлено, что конкретным основанием для отказа в государственной регистрации послужили аресты, наложенные судебными приставами-исполнителями на такое имущество обоих участников ликвидируемого общества как принадлежащие им доли в обществе, а именно: постановление от 23.09.2010 судебного пристава-исполнителя Щукинского ОСП УФССП по Москве Л.Д.Ю. по исполнительному производству N 77/34/50353/11/2010, в соответствии с которым был наложен арест на 50% доли, принадлежащей должнику М.С.Ю. в уставном капитале общества, и запрет по распоряжению долями в уставном капитале общества в размере 50%, а также постановление от 27.08.2012 судебного пристава-исполнителя МОСП по ОИП УФССП по Москве С.О.А. по исполнительному производству N 32831/12/11/77/15, в соответствии с которым наложен арест на долю должника С.А.В. в уставном капитале общества; запрещено должнику совершать действия, направленные на отчуждение, обременение любым способом указанного имущества, а также совершать любые действия, могущие повлечь переход права на указанное имущество от должника третьим лицам, а также могущие повлечь снижение стоимости указанного имущества и имущественных прав. Запрещено Межрайонной инспекции совершать любые регистрационные и иные действия в отношении указанного имущества и имущественных прав.

Полагая, что указанные запреты судебных приставов-исполнителей касаются регистрации сделок по отчуждению имущества и имущественных прав общества, перехода прав на указанное имущество от должников к третьим лицам, а также действий, могущих повлечь снижение стоимости имущества и имущественных прав, то есть не содержали запрета на ликвидацию общества, а регистрирующий орган должен соотносить наложенные запреты с испрашиваемыми заявителем регистрационными действиями, суд апелляционной инстанции признал оспариваемое решение регистрирующего органа незаконным.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции считает указанные выводы суда апелляционной инстанции ошибочными, основанными на неправильном применении вышеуказанных норм Федерального закона N 129-ФЗ, а также сделанными без учета того, что на момент принятия регистрирующим органом оспоренного заявителем решения (28.07.2014) Федеральный закон N 129-ФЗ не наделял регистрирующий орган какими-либо полномочиями по правовой экспертизе поступающих в регистрирующий орган для совершения регистрационных действий документов, а поступление в регистрирующий орган запрета судебного пристава-исполнителя на совершение определенных регистрационных действий является основанием для отказа в государственной регистрации.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции считает, что по смыслу положений статьи 61 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно пунктам 1 и 2 которой юридическое лицо ликвидируется по решению его учредителей, при этом ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода в порядке универсального правопреемства его прав и обязанностей к другим лицам, принятие учредителями юридического лица (в данном случае участниками общества) решения о ликвидации является таким действием по распоряжению принадлежащим учредителям имуществом в виде доли в обществе, которое не только приведет к снижению стоимости такого имущества как доля в обществе, но и к прекращению его дальнейшего существования, в связи с чем вывод суда апелляционной инстанции о том, что регистрирующему органу не было запрещено осуществлять регистрационные действия, направленные на ликвидацию общества, является ошибочным, сделанным при неправильном применении вышеуказанных норм Гражданского кодекса Российской Федерации.

Ссылка суда апелляционной инстанции на поступившее в адрес ликвидатора общества письмо судебного пристава-исполнителя от 20.05.2015 об окончании сводного исполнительного производства в отношении одного из участников общества С.А.В. не может быть признана судебной коллегией суда кассационной инстанции состоятельной, поскольку в материалы дела не представлено каких-либо доказательств о наличии таких сведений у регистрирующего органа на момент принятия оспариваемого решения от 28.07.2014. Информация об окончании исполнительного производства в отношении второго участника общества в материалах дела отсутствует.

Доводы общества об отсутствии экономической целесообразности в сохранении деятельности общества, так как у него не имеется какого-либо имущества и не заявлено в ходе ликвидации требований кредиторов, также не могут быть признаны состоятельными в целях признания незаконным решения регистрирующего органа от 28.07.2014, поскольку, как указывалось выше, регистрирующий орган не был наделен правом осуществления правовой экспертизы поступивших на регистрацию документов.

Кроме того, указанные доводы фактически свидетельствуют о несогласии общества с сохранением наложенных судебными приставами-исполнителями арестов, однако сведений об оспаривании обществом или его участниками наложенных еще в 2010 и 2012 годах арестов и их отмене в материалы дела представлено не было.

Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия суда кассационной инстанции считает обоснованными доводы кассационных жалоб об отсутствии нарушения действующего законодательства регистрирующим органом при принятии решения от 28.07.2014 об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности общества в связи с его ликвидацией.

 

1.7. Оценив обстоятельства, касающиеся пропуска процессуального срока на обжалование решения об отказе в государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, суды пришли к выводу об отсутствии уважительных причин пропуска соответствующего срока. При этом суды отметили, что довод заявителя об отсутствии юридического образования не свидетельствует об уважительности пропуска процессуального срока на обжалование.

По делу N А32-42173/2015 индивидуальный предприниматель П.Н.С. (далее - предприниматель) обратилась в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением к инспекции о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации, взыскании 8 000 руб. 00 коп. - уплаченных штрафов.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 01.03.2016 производство по делу в части требования о взыскании 8000 руб. прекращено в связи с отказом предпринимателя от данного требования и в удовлетворении заявления о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации отказано ввиду отсутствия уважительных причин пропуска процессуального срока на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа.

Не согласившись с принятым судебным актом, предприниматель подала в Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд апелляционную жалобу, в которой просила решение суда первой инстанции по делу отменить и принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявления о признании незаконным решения инспекции.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что апелляционная жалоба не подлежит удовлетворению.

Как следует из материалов дела, 08.04.2011 предприниматель направила в налоговую инспекцию документы для осуществления государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

Согласно описи вложения в ценное письмо были предоставлены следующие документы: заявление по форме N Р26001, сведения о видах экономической деятельности, квитанция об уплате государственной пошлины, расписка в получении документов.

Рассмотрев заявление предпринимателя, инспекция приняла решение об отказе в государственной регистрации индивидуального предпринимателя в случае непредставления необходимых для государственной регистрации документов (форма N Р60001) от 19.04.2011 и направила его с сопроводительным письмом предпринимателю 19.04.2011 (исх. от 19.04.2011 N 05-20/01767).

Частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) установлено, что такое заявление может быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев со дня, когда гражданину, организации стало известно о нарушении их прав и законных интересов, если иное не установлено федеральным законом. Пропущенный по уважительной причине срок подачи заявления может быть восстановлен судом.

Следовательно, считая решение налоговой инспекции от 19.04.2011 незаконным, предприниматель вправе был в трехмесячный срок со дня получения такого решения обратиться в суд об его оспаривании.

Предприниматель обратился в суд 18.11.2015, то есть со значительным пропуском установленного процессуального срока.

Восстановление процессуального срока осуществляется в соответствии со статьей 117 АПК РФ, согласно которой процессуальный срок подлежит восстановлению по ходатайству лица, участвующего в деле, а восстановление пропущенного срока производится судом при условии признания причин их пропуска уважительными.

Исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определении от 18.11.2004 N 367-О, само по себе установление в законе сроков для обращения в суд с заявлениями о признании ненормативных правовых актов недействительными, а решений, действий (бездействия) - незаконными обусловлено необходимостью обеспечить стабильность и определенность административных и иных публичных правоотношений и не может рассматриваться как нарушающее право на судебную защиту, поскольку несоблюдение установленного срока в силу соответствующих норм АПК РФ не является основанием для отказа в принятии заявлений по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, вопрос о причинах пропуска срока решается судом после возбуждения дела, то есть в судебном заседании. Заинтересованные лица вправе ходатайствовать о восстановлении пропущенного срока, и, если пропуск срока был обусловлен уважительными причинами, такого рода ходатайства подлежат удовлетворению судом.

С учетом изложенного, установленный частью 4 статьи 198 АПК РФ срок начинает течь с момента, когда лицу стало известно о нарушении своих прав.

В случае пропуска данного срока предприниматель вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о его восстановлении. Арбитражный суд по результатам рассмотрения данного заявления вправе принять одно из следующих решений: об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении заявленного ходатайства, на что указывается в соответствующих судебных актах.

Нормы АПК РФ не содержат перечня уважительных причин, при наличии которых суд может восстановить срок, установленный частью 4 статьи 198 АПК РФ. Поэтому право установления наличия этих причин и их оценки по правилам статей 65 и 71 АПК РФ принадлежит суду.

Предпринимателем заявлено ходатайство о восстановлении пропущенного процессуального срока.

В обоснование ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока предприниматель сослалась на то, что в связи с отсутствием у нее юридического образования ей не было известно, что такое заявление должно быть подано в арбитражный суд в течение трех месяцев.

Оценивая данные доводы предпринимателя, суд первой инстанции обоснованно признал, что они не могут быть признаны уважительными.

Кроме того, действуя разумно и добросовестно, предприниматель имел возможность, начиная с 2011 года, получить информацию о результатах рассмотрения регистрирующим органом поданного заявления. Предприниматель не обосновал невозможность обращения за получением информации в установленном законом порядке.

Следует также отметить, что статьей 12 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) установлено, что защита гражданских прав осуществляется способами, предусмотренными данной статьей, либо иными способами, предусмотренными законом.

В силу пункта 1 статьи 1 указанного Кодекса необходимым условием применения того или иного способа защиты гражданских прав является обеспечение восстановления нарушенного права.

При этом выбор конкретного способа защиты своих нарушенных прав и законных интересов принадлежит заявителю.

В соответствии с пунктом 1 статьи 23 ГК РФ гражданин вправе заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица с момента государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

Предпринимательской деятельностью в силу статьи 2 ГК РФ признается самостоятельная, осуществляемая на свой страх и риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке.

В связи с этим, как верно указал суд первой инстанции, довод предпринимателя об отсутствии юридического образования также не свидетельствует об уважительности пропуска процессуального срока на обжалование.

При таких обстоятельствах, суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии уважительных причин пропуска процессуального срока на обращение в арбитражный суд с заявлением о признании недействительным решения налогового органа.

Процессуальные сроки, установленные АПК РФ, являются гарантией соблюдения прав лиц, участвующих в деле. Безмотивное восстановление процессуального срока не соответствует части третьей статьи 41 АПК РФ и нарушает принцип равноправия участников процесса, предусмотренный статьей 8 АПК РФ.

В соответствии с правовой позицией Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении Президиума от 19.04.2006 N 16228/05, пропуск срока подачи заявления в суд является самостоятельным основанием для отказа в иске.

В связи с этим, основания для удовлетворения заявленных требований отсутствуют.

Доводы апелляционной жалобы о том, что срок, предусмотренный частью 4 статьи 198 АПК РФ, должен исчисляться с момента истечения срока для рассмотрения жалобы вышестоящим налоговым органом, также подлежит отклонению.

Как следует из материалов дела, предприниматель в Управление с заявлением об оспаривании решения инспекции от 19.04.2011 обратилась первоначально 13.03.2014, то есть спустя почти 3 года.

Согласно ответу Управления от 18.04.2014, решение инспекции от 19.04.2011 признано неправомерным, предпринимателю разъяснен порядок обжалования в суд.

Однако, предприниматель не воспользовалась данным правом.

Согласно материалам дела, вместо обжалования решения в суд предприниматель повторно 02.03.2015 обратилась в Управление с заявлением, аналогичным заявлению от 13.03.2014.

В ответе Управления ФНС по Краснодарскому краю от 23.04.2015 указано, что жалоба на решение об отказе инспекции от 19.04.2011 подана с нарушением срока, установленного пунктом 2 статьи 25.3 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", в связи с чем данная жалоба не подлежит рассмотрению. Кроме того, управление в ответе указало, что аналогичное заявление предпринимателя от 13.03.2014 было рассмотрено управлением 18.04.2014.

На основании изложенного, суд апелляционной инстанции отклоняет доводы жалобы, поскольку они не соответствуют обстоятельствам дела.

Апелляционный суд полагает, что отсутствуют основания для переоценки выводов суда первой инстанции об отсутствии уважительных причин пропуска срока обжалования, поскольку предприниматель должна была в течение трех месяцев с даты рассмотрения жалобы Управлением от 13.03.2014 (ответ от 18.04.2015) обратиться в суд с обжалованием отказа инспекции.

Как следует из материалов дела, предприниматель обратилась в суд только 18.11.2015, то есть со значительным пропуском срока обжалования решения инспекции.

Иных обстоятельств, свидетельствующих об обратном, апелляционным судом не установлено.

В этой связи суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемой части судебного акта, поскольку оснований для удовлетворения требований предпринимателя с учетом изложенных обстоятельств не имеется.

 

1.8. Руководствуясь положениями пункта 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 25.1 и 25.2 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", принимая во внимание, что вышестоящим регистрирующим органом было принято решение об оставлении жалобы физического лица без удовлетворения, а за судебной защитой обратилось иное лицо - заявитель, суды пришли к выводу, что заявителем досудебный порядок урегулирования спора не соблюден.

По делу N А40-178222/2015 К.О.С. обратилась в Арбитражный суд города Москвы к Межрайонной инспекции, Управлению с требованиями о признании недействительными решений N 112261А от 9 апреля 2015 года, N 12-34/075554 от 28 июля 2015 года, обязании зарегистрировать право перехода доли уставного капитала Общества от продавца С.Е.Б. к покупателю К.О.С.

Определением Арбитражного суда города Москвы от 9 февраля 2016 года, оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 28 апреля 2016 года, заявление К.О.С. оставлено без рассмотрения в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора.

Не согласившись с принятыми судебными актами, К.О.С. обратилась в суд с кассационной жалобой, в которой заявитель указывал на неправильное применение судами норм процессуального права, в связи с чем просил отменить оспариваемые судебные акты и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как установлено судами и следует из материалов дела, 2 апреля 2015 года в Межрайонную инспекцию было представлено заявление С.Е.Б. по форме N Р14001 о государственной регистрации изменений сведений о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, в отношении отчуждения доли в уставном капитале Общества в пользу нового участника К.О.С.

9 апреля 2015 года по результатам рассмотрения вышеуказанных документов Межрайонной инспекцией принято решение об отказе в государственной регистрации.

8 июля 2015 года в Управление поступила жалоба С.Е.Ю. на решение Межрайонной инспекции об отказе в государственной регистрации изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в Едином государственном реестре юридических лиц, не связанных с внесением изменений в учредительные документы Общества.

28 июля 2015 года УФНС по г. Москве по результатам рассмотрения вышеуказанной жалобы было принято решение N 12-34/075554 об оставлении жалобы С.Е.Б. без удовлетворения.

С заявлением об обжаловании решения N 112261А от 9 апреля 2015 года, N 12-34/075554 от 28 июля 2015 года в судебном порядке обратилась К.О.С.

Суды первой и апелляционной инстанций, руководствуясь положениями пункта 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, статей 25.1 и 25.2 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", принимая во внимание, что 28 июля 2015 года Управлением было принято решение об оставлении жалобы С.Е.Б. без удовлетворения, а за судебной защитой обратилось иное лицо - К.О.С., пришли к выводу, что К.О.С. досудебный порядок урегулирования спора не соблюден.

Как усматривается из материалов дела, заявитель обратился в суд с настоящим заявлением 8 сентября 2015 года, что подтверждается отчетом с сайта "Мой арбитр" (информация о документе дела).

Судами первой и апелляционной инстанции установлено, что в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, если не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором, арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения.

Порядок обжалования решения о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации установлен главой VIII.1 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Федеральный закон от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ).

Согласно абзацу 2 пункта 1 статьи 25.2 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ (в действующей редакции, с учетом изменений, внесенных Федеральным законом от 21 июля 2014 года N 241-ФЗ "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей") с 22 августа 2014 года решение территориального регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в вышестоящий регистрирующий орган путем подачи жалобы в порядке, установленном указанным Федеральным законом. Решение территориального регистрирующего органа об отказе в государственной регистрации может быть обжаловано в суд и (или) в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 указанного Федерального закона, только после его обжалования в вышестоящий регистрирующий орган.

Судебная коллегия суда кассационной инстанции соглашается с выводами судов о наличии оснований в данном случае для оставления заявления К.О.С., поступившего в суд 21 сентября 2015 года, без рассмотрения.

 

2. По вопросу оспаривания решений о государственной регистрации юридического лица и индивидуального предпринимателя.

 

2.1. Принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, суды пришли к выводу о том, что у регистрирующего органа отсутствовали основания не вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации юридического лица применительно к положениям пункта 5 статьи 20, пункта 1 статьи 21 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей".

По делу N А40-130678/15 Общество обратилось в Арбитражный суд города Москвы с заявлением к Межрайонной инспекции о признании недействительной записи, внесенной в ЕГРЮЛ от 22.05.2015 N 9157746073454, о прекращении деятельности ООО "Г." и обязании отменить запись.

Решением Арбитражного суда города Москвы от 30 октября 2015 года в удовлетворении заявленных требований отказано.

Постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 29 февраля 2016 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, постановлением суда апелляционной инстанции, заявитель обратился в Арбитражный суд Московского округа с кассационной жалобой, в которой просил обжалуемые судебные акты отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Как установлено судом и усматривается из материалов дела, ликвидатор ООО "Г." обратился в регистрирующий орган с заявлением от 15.05.2015 вх. N 170239А о государственной регистрации юридического лица в связи с ликвидацией.

На основании указанного заявления и приложенных к нему документов регистрирующий орган принял решение от 22.05.2015 N 170239А о государственной регистрации прекращения деятельности юридического лица в связи с ликвидацией, в связи с чем в Единый государственный реестр юридических лиц была внесена соответствующая запись за государственным регистрационным номером от 22.05.2015 N 9157746073454.

Как указывает заявитель, ликвидатору было известно о задолженности ООО "Г." перед Обществом, поскольку до ликвидации направлялись требования о задолженности, которые не были приняты при составлении ликвидационного баланса.

Исследовав представленные заявителем требования и доказательства направления требований о погашении задолженности от 06.04.2015 N 19, от 20.04.2015 N 38, суд установил, что надлежащих доказательств их вручения ликвидатору не представлено.

Кроме того, указанные требования содержали только информацию о задолженности, доказательств, подтверждающих ее наличие, к требованиям не прилагалось.

В материалы дела заявителем представлены доказательства подачи в суд иска Общества к ООО "Г." о взыскании задолженности в размере 15 557 331, 83 руб., на основании которого Арбитражным судом г. Москвы возбуждено производство по делу N А40-84902/2015 от 19.05.2015.

Таким образом, в направленных заявителем требованиях ставился вопрос о спорной задолженности, не установленной сторонами, которая явилась в дальнейшем предметом рассмотрения по делу N А40-84902/2015 и в установленном порядке определена не была.

Между тем, в соответствии с правовой позицией, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 08.04.2014 N 18558/13, в промежуточный ликвидационный баланс подлежат включению требования, не оспариваемые сторонами, как по праву, так и по размеру.

Таким образом, доводы заявителя о предоставлении ликвидатором недостоверных сведений, отраженных в промежуточном балансе, не подтверждаются материалами дела.

Кроме того, заявитель ссылается на нарушение статьи 20 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в редакции Федерального закона от 30 марта 2015 года N 67-ФЗ и указывает на то, что Межрайонная инспекция при принятии решения о ликвидации знала о наличии незавершенных споров в суде, ответчиком по которым являлось ООО "Г.", в подтверждение чего в материалы дела представлено письмо от 27.04.2015 N 46, поступившее в регистрирующий орган 05.05.2015.

Согласно пункту 5 статьи 20 Федерального закона от 8 августа 2001 года N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в случае поступления в регистрирующий орган из суда или арбитражного суда судебного акта о принятии к производству искового заявления, содержащего требования, предъявленные к юридическому лицу, находящемуся в процессе ликвидации, государственная регистрация юридического лица в связи с его ликвидацией не осуществляется до момента поступления в регистрирующий орган решения (иного судебного акта, которым завершается производство по делу) по такому исковому заявлению.

Из содержания письма следует, что заявитель уведомляет Межрайонную инспекцию о наличии в производстве суда дела N А40-142586/2014 по заявлению ООО "Д." к ООО "Г." о взыскании 184 090 руб.

Принимая во внимание, что информация представлена заявителем в отношении иного кредитора - ООО "Д.", в представленных копиях судебных актов сведения об ИНН и ОГРН организации отсутствовали, Межрайонная инспекция к участию в деле N А40-142586/2014 не привлекалось, судебные акты из суда в адрес заинтересованного лица не направлялись, суд пришел к правомерному выводу о том, что у регистрирующего органа не было оснований принимать во внимание поступившую информацию и не вносить в ЕГРЮЛ запись о ликвидации ООО "Г.".

Представленное в материалы дела письмо заявителя от 27.05.2015 N 62 в подтверждение направления определения суда от 19.05.2015 по делу N А40-84902/15, было направлено после принятия решения о ликвидации, и о неправомерности решения ответчика оно не свидетельствует.

Согласно части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Истец в рамках рассмотрения настоящего дела не представил каких-либо доказательств, подтверждающих его доводы о том, что он является кредитором ликвидированного лица.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал в удовлетворении заявленных требований.

 

2.2. Суды отказали в удовлетворении заявлении о признании незаконными действий регистрирующего органа по внесению в ЕГРЮЛ сведений о смене места нахождения и управляющем органе юридического лица, указав на то, что оспаривание заявителями данных действий не повлечет ни восстановление платежеспособности юридического лица, ни прекращение процедуры банкротства юридического лица, ни смену управляющего органа, ни изменение места нахождения производственной деятельности юридического лица, поскольку соответствующее юридическое лицо признано несостоятельным и в отношении него введена процедура конкурсного производства.

По делу N А02-274/2013 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Алтай с заявлением к Межрайонной инспекции о признании незаконными действий по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) сведений об отмене ликвидации ООО "А", об изменении места его нахождения, а также относительно управляющей компании ООО "А".

Решением от 30.07.2013 по делу N А02-274/2013 Арбитражный суд Республики Алтай отказал Обществу в удовлетворении требований к Межрайонной инспекции.

17.08.2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Алтай с заявлением о пересмотре по новым обстоятельствам решения от 30.07.2013 по делу N А02-274/2013.

Решением Арбитражного суда Республики Алтай от 11.11.2015 заявленные требования удовлетворены частично, отменено решение Арбитражного суда Республики Алтай от 30.07.2013 по делу N А02-274/2013 в части отказа в признании незаконными действий Межрайонной инспекции: по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц сведений об изменении места нахождения ООО "А"; по внесению в Единый государственный реестр юридических лиц сведений относительно управляющей компании ООО "А". В остальной части заявление оставлено без удовлетворения.

10.09.2015 в Арбитражный суд Республики Алтай поступило заявление конкурсного управляющего ООО "А." к Межрайонной инспекции о признании незаконными действий по внесению изменений в ЕГРЮЛ: сведений об изменении места нахождения ООО "А"; сведений в отношении единоличного исполнительного органа - Управляющей компании ООО "М.".

На основании указанного заявления возбуждено производство по делу N А02-1841/2015.

Определением от 18.01.2016 дело N А02-1841/2015 объединено с делом N А02-274/13.

Решением Арбитражного суда Республики Алтай от 16.02.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с выводами суда первой инстанции, Общество обратилось в суд с апелляционной жалобой, в которой просило решение Арбитражного суда Республики Алтай об отказе в удовлетворении заявления Общества и ООО "А" отменить, принять по делу новый судебный акт, которым удовлетворить требования Общества в полном объеме.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы.

Из материалов дела следует, что решением от 29.06.2012 по делу N А02-1321/2011 суд признал ООО "А" несостоятельным (банкротом) и ввел в отношении должника конкурсное производство сроком на шесть месяцев.

27.07.2012 на основании данного решения арбитражного суда Инспекция внесла в ЕГРЮЛ запись о нахождении ООО "А" в процессе ликвидации.

Определением от 13.12.2012 по делу N А02-1321/2012 суд отказал Обществу в удовлетворении заявления о включении требований в сумме 737 802 руб. в реестр требований кредиторов ООО "А". Суд признал обоснованным требование Общества в сумме 737 802 руб. и подлежащим удовлетворению за счет имущества ООО "А", оставшегося после удовлетворения всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов.

Определением от 25.01.2013 (резолютивная часть оглашена 23.01.2013) суд утвердил отчет конкурсного управляющего ООО "А" и прекратил производство по делу N А02-1321/2011 в связи с удовлетворением всех требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов.

23.01.2013 единственный участник ООО "А" принял решение N 1/2013 об избрании единоличным исполнительным органом ООО "М" и о смене местонахождения ООО "А".

12.02.2013 ООО "А" обратилось в Межрайонную инспекцию с заявлением о внесении в ЕГРЮЛ изменений в сведения об исполнительном органе и смене места нахождения.

19.02.2013 Межрайонная инспекция внесла в ЕГРЮЛ сведения о прекращении производства по делу о банкротстве ООО "А" на основании решения суда (регистрационный номер записи 2130411026205).

19.02.2013 Межрайонной инспекцией приняты решения о внесении в ЕГРЮЛ сведений об изменении места нахождения ООО "А" и относительно управляющей компании. В этот же день в ЕГРЮЛ внесены соответствующие регистрационные записи.

24.01.2013 Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Алтай с заявлением о признании ООО "А" несостоятельным (банкротом). Определением от 25.01.2013 на основании данного заявления возбуждено дело N А02-65/2013.

Определением от 28.05.2013 суд ввел в ООО "А" процедуру наблюдения. В ходе наблюдения судом установлены требования Общества в сумме 203180 руб., которые включены в реестр требований кредиторов третьей очереди.

Решением от 28.10.2013 (резолютивная часть оглашена 25.10.2013) ООО "А" признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него введена процедура конкурсного производства, которая не окончена до настоящего времени. Конкурсным управляющим с 25.10.2013 должника утвержден Ф.В.С.

Определением от 29.05.2015 по делу N А02-65/2013 Арбитражный суд Республики Алтай по заявлению конкурсного управляющего признал недействительным (ничтожным) решение единственного участника должника - Компании с ограниченной ответственностью "П" N 1/2013 от 23.01.2013.

30.07.2015 определение Арбитражного суда Республики Алтай от 29.05.2015 по делу N А02-65/2013 оставлено без изменения Седьмым арбитражным апелляционным судом.

Отношения, возникающие в связи с государственной регистрацией юридических лиц при их создании, реорганизации и ликвидации, при внесении изменений в их учредительные документы, регулируются Федеральным законом от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 11 Закона N 129-ФЗ решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием для внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр.

Согласно пункту 1 статьи 17 Закона N 129-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент подачи заявления о внесении изменений в ЕГРЮЛ) для государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы юридического лица, в регистрирующий орган по месту нахождения юридического лица необходимо представить подписанное заявителем заявление; решение о внесении изменений в учредительные документы; изменения, вносимые в учредительные документы юридического лица; документ, подтверждающий уплату государственной пошлины.

Исчерпывающий перечень оснований для отказа в государственной регистрации установлен пунктом 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент подачи заявления о внесении изменений в ЕГРЮЛ).

Пунктами 4, 4.1 статьи 9 Закона N 129-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент подачи заявления о внесении изменений в ЕГРЮЛ) предусмотрено, что регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов, кроме документов, установленных данным Федеральным законом. Регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных данным Федеральным законом.

В силу абзаца 4 пункта 1 статьи 149 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон N 127-ФЗ) в случае вынесения определения о прекращении производства по делу о банкротстве решение арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства не подлежит дальнейшему исполнению.

Статьей 56 Закона N 127-ФЗ установлено, что принятие арбитражным судом решения об отказе в признании должника банкротом является основанием для прекращения действия всех ограничений, предусмотренных данным Федеральным законом и являющихся последствиями принятия заявления о признании должника банкротом и (или) введения наблюдения.

С учетом изложенного, после прекращения производства по делу о банкротстве регистрирующий орган имеет право внести в ЕГРЮЛ соответствующие сведения о юридическом лице, в отношении которого им была сделана запись о нахождении в процессе ликвидации.

Как установлено судом первой инстанции и следует из материалов дела, определение от 25.01.2013 по делу N А02-1321/2011 о прекращении производства направлено Арбитражным судом Республики Алтай в адрес Межрайонной инспекции 13.02.2013. Определение подлежало немедленному исполнению и содержало указание на снятие ограничений, предусмотренных Законом N 127-ФЗ. На основании данного определения регистрирующий орган 19.02.2013 правомерно внес в ЕГРЮЛ сведения о прекращении производства по делу о банкротстве ООО "А". Следовательно, после 13.02.2013 Межрайонная инспекция имела право на внесение в ЕГРЮЛ сведений в отношении ООО "А".

Согласно материалам дела, заявления о внесении данных сведений в ЕГРЮЛ поданы в регистрирующий орган 12.02.2013, то есть после вынесения судом определения о прекращении дела о банкротстве 3 А02-1321/2011 и снятия всех ограничений, установленных Законом N 127-ФЗ в отношении учредителей ООО "А". Действия по внесению в ЕГРЮЛ сведений об изменении места нахождения ООО "А"; по внесению в ЕГРЮЛ сведений относительно управляющей компании ООО "А" совершены регистрирующим органом 19.02.2013 на основании поступивших в Межрайонную инспекцию заявлений исполнительного органа. Заявление о внесении изменений в сведения о смене места нахождения и управляющей компании подписано генеральным директором управляющей компании - ООО "М" Б.О.Г. на основании решения N 1/2013, принятого единственным участником должника - Компанией с ограниченной ответственностью "П" 23.01.2013. К заявлению приложен пакет документов, предусмотренный статьей 17 Закона N 129-ФЗ (в редакции, действовавшей на момент подачи заявления о внесении изменений в ЕГРЮЛ). Решение N 1/2013 от 23.01.2013 по состоянию на 19.02.2013 не признано недействительным (ничтожным) в установленном законом порядке. Межрайонная инспекция при совершении регистрационных действий не наделена правом на оценку сделок и решений в отношении юридического лица и правом на признание их недействительными в связи с несоответствием тому или иному Закону.

Указанное свидетельствует о том, что у Межрайонной инспекции по состоянию на 19.02.2013 не имелось законных оснований для отказа заявителю в регистрации изменений в сведения о месте нахождении ООО "А" и управляющем органе.

Вместе с тем, из материалов дела следует, что решение единственного участника должника - Компании с ограниченной ответственностью "П" N 1/2013 от 23.01.2013 и договор оказания услуг по управлению обществом с ограниченной ответственностью "А" признаны недействительными (ничтожными) сделками 25.05.2015, то есть более чем через 2 года после внесения в ЕГРЮЛ изменений в сведения о месте нахождения ООО "А" и его управляющем органе. Решение N 1/2013 от 23.01.2013 и договор оказания услуг по управлению ООО "А" признаны судом недействительными (ничтожными) сделками. Следовательно, они недействительны (ничтожны) с момента их совершения (принятия) и не могли повлечь правовые последствия в виде возникновения у генерального директора управляющей компании - ООО "М" Б.О.Г. права на обращение в Межрайонную инспекцию с заявлением о внесении в ЕГРЮЛ изменений в сведения об исполнительном органе и смене места нахождения ООО "А".

Таким образом, сведения об изменении места нахождения ООО "А" и его управляющей компании внесены Межрайонной инспекцией на основании заявления неуполномоченного лица и, как следствие, являются недостоверными.

Однако, данные выводы не позволяют признать незаконными оспариваемые действия Межрайонной инспекции, поскольку Общество не представило в материалы дела доказательств нарушения его прав и законных интересов действиями Межрайонной инспекции по внесению записей в ЕГРЮЛ в отношении ООО "А": об изменении местонахождения юридического лица; об избрании нового единоличного исполнительного органа. Данные изменения не ограничили право на обращение в Арбитражный Суд Республики Алтай с заявлением о банкротстве должника (дело N А02-65/2013), на получение от должника денежных средств в счет возмещения долга, на участие в деле о банкротстве ООО "А", на предъявление требования о включении его в реестр должника, на участие в собраниях кредиторов.

Кроме того, Общество в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) не представило в материалы дела доказательств причинения обществу реальных убытков, связанных со сменой единоличного исполнительного органа в ООО "А" и сменой места нахождения должника, что в результате совершения налоговым органом оспариваемых действий нарушены конкретные права и законные интересы должника в сфере предпринимательской и экономической деятельности.

Инспекция при совершении регистрационных действий не наделена правом на оценку сделок и решений в отношении юридического лица и правом на признание их недействительными в связи с несоответствием тому или иному Закону.

Регистрирующий орган не вправе требовать представление других документов, кроме документов, установленных настоящим Федеральным законом (пункт 4 статьи 9 Закона N 129-ФЗ).

В соответствии с п. 4.1 указанной статьи регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом.

25.10.2013 решением Арбитражного суда Республики Алтай о признании ООО "А" банкротом полномочия ООО "М" как исполнительного органа должника прекращены в силу пункта 2 статьи 126 Закона N 127-ФЗ и перешли к конкурсному управляющему Ф.В.С., в связи с чем, 25.10.2013 ООО "М" независимо от наличия или отсутствия оспариваемых сведений не осуществляет деятельность по руководству ООО "А".

В силу части 2 статьи 69 АПК РФ основанием для взыскания убытков, для оспаривания любых сделок, заключенных ООО "М" в период с 19.02.2013 до 25.10.2013 как неуполномоченным органом, является непризнание недействительным действий Межрайонной инспекции по внесению изменений в ЕГРЮЛ сведений об управляющем органе, а наличие определения Арбитражного суда Республики Алтай от 29.05.2015 по делу N А02-65/2013 о признании ничтожными решения единственного участника должника - Компании с ограниченной ответственностью "П" N 1/2013 от 23.01.2013, а также договора по оказанию услуг по управлению ООО "А" от 24.01.2013.

С учетом изложенного, проанализировав перечисленные выше нормы права в совокупности с фактическими обстоятельствами дела, суд апелляционной инстанции соглашается с выводом суда первой инстанции о том, что оспаривание заявителями действий Межрайонной инспекции по внесению сведений в ЕГРЮЛ о смене места нахождения и управляющем органе не повлечет ни восстановление платежеспособности должника, ни прекращение процедуры банкротства, ни смену управляющего органа, ни изменение места нахождения производственной деятельности должника, поскольку ООО "А" признано несостоятельным и в отношении него введена процедура конкурсного производства.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции не усматривает правовых оснований для отмены решения суда.

 

2.3. Целью и обязательным условием применения такого способа защиты права как признание судом недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным является восстановление нарушенных прав заявителя. При отсутствии возможности устранения допущенного нарушения и восстановления прав основания для удовлетворения требований заявителя в порядке главы 24 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации отсутствуют.

По делу N А32-40312/2015 общество обратилось в Арбитражный суд Краснодарского края с заявлением к Инспекции о признании незаконным решения о внесении в ЕГРЮЛ регистрационной записи от 10.06.2015 N 2152311230212 о внесении сведений о начале процедуры реорганизации ООО "А" в форме присоединения к другому юридическому лицу.

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 04.03.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, общество обжаловало его в порядке, предусмотренном главой 34 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ), просило отменить решение и принять новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Как следовало из материалов дела, 10.06.2015 в сведения об ООО "А", содержащиеся в ЕГРЮЛ, внесена запись N 2152311230212, в соответствии с которой указанное юридическое лицо находится в процессе реорганизации в форме присоединения к другому юридическому лицу.

Общество, указывая, что является единственным участником ООО "А", а также сославшись на то, что о данном решении о начале процедуры реорганизации узнало только 08.08.2015 при обращении на официальный сайт Федеральной налоговой службы, обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным указанного решения в порядке главы 24 АПК РФ.

В соответствии с абзацем шестым статьи 12 и статьей 13 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) признание судом акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным является одним из способов защиты гражданских прав.

В соответствии со статьей 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законом, также нормативный акт, не соответствующие закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В случае признания судом акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными статьей 12 указанного Кодекса.

Согласно пункту 3 части 4 статьи 201 АПК РФ в резолютивной части решения по делу об оспаривании ненормативных правовых актов, решений органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц должно содержаться указание на признание оспариваемого акта недействительным или решения незаконным полностью или в части и обязанность устранить допущенные нарушения прав и законных интересов заявителя либо на отказ в удовлетворении требования заявителя полностью или в части.

В соответствии с пунктом 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 6, Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 8 от 01.07.1996 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" основанием для принятия решения суда о признании ненормативного акта государственного органа или органа местного самоуправления недействительным являются одновременно как его несоответствие закону или иному правовому акту, так и нарушение указанным актом гражданских прав и охраняемых законом интересов гражданина или юридического лица, обратившихся в суд с соответствующим требованием.

Таким образом, целью и обязательным условием применения вышеуказанного способа защиты права является восстановление нарушенных прав заявителя. При отсутствии возможности устранения допущенного нарушения и восстановления прав, основания для удовлетворения требований заявителя в порядке главы 24 АПК РФ отсутствуют.

Как следует из материалов дела, в обоснование заявленных требований общество указывает, что в результате противоправных действий третьих лиц оно утратило 100% доли в уставном капитале ООО "А", в результате чего единственным участником ООО "А" стало ЗАО "А". В последующем ООО "А" прекратило деятельность путем присоединения к ООО "К".

Между тем, учитывая характер и содержание спорного правоотношения, суд первой инстанции правомерно и обоснованно указал, что признание незаконным решения о внесении в ЕГРЮЛ записи о начале процедур реорганизации юридического лица в форме присоединения не повлечет за собой восстановление прав общества как единственного участника ООО "А".

В силу пункта 1 статьи 53 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее - Закон об обществах с ограниченной ответственностью) присоединением признается прекращение одного или нескольких обществ с передачей всех их прав и обязанностей другому обществу.

Исходя из положений статей 57 - 59 ГК РФ, статей 51 и 53 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, следует, что реорганизация общества представляет собой сложный юридический состав, включающий принятие общим собранием участников каждого участвующего в присоединении общества решения о такой реорганизации, утверждение общим собранием присоединяемого общества передаточного акта, определяющего объем и содержание правопреемства, передачу прав и обязанностей присоединяемого общества в соответствии с передаточным актом обществу, к которому осуществляется присоединение, изменение долей участия в реорганизованных обществах, а также внесение в единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного общества.

Следовательно, само по себе признание недействительным решения налогового органа о внесении в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации юридического лица не может повлечь за собой восстановление юридического лица, существовавшего до реорганизации.

Применительно к аналогичной ситуации, Верховный Суд РФ в Определении от 18.03.2015 N 305-ЭС14-4611 по делу N А41-348/13 указал, что надлежащим способом защиты, обеспечивающим восстановления нарушенных прав, является предъявление требований о признании недействительной самой сделки по реорганизации и о применении последствий ее недействительности, в том числе в виде восстановления в ЕГРЮЛ юридического лица, которое было присоединено с нарушением законодательства, распределения прав и обязанностей возникшего после реорганизации общества, возврата реорганизованным лицам имущества.

Довод заявителя о том, что признание незаконным решения о внесении записи в ЕГРЮЛ о начале процедуры реорганизации позволит оспорить последующее решение налогового органа о прекращении деятельности ООО "А" при присоединении к другому юридическому лицу, не принимается судом апелляционной инстанции, поскольку оспаривание решения о прекращении деятельности ООО "А" путем присоединения к другому юридическому лицу не зависит от того, имело ли место оспаривание в судебном порядке решения о внесении в ЕГРЮЛ записи о начале процедуры реорганизации.

Судебная коллегия также учитывает, что общество обратилось в суд с самостоятельным заявлением о признании недействительными решения единственного участника ООО "А" от 26.05.2015 N 2 и договора присоединения в части присоединения и передачи прав и обязанностей ООО "А" (А32-6571/2016).

Таким образом, суд первой инстанции правомерно и обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований.

 

2.4. Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о недоказанности регистрирующим органом факта указания обществом в ЕГРЮЛ недостоверных сведений о своем адресе, в связи с чем действия Инспекции по внесении в ЕГРЮЛ в отношении общества записи об отсутствии связи с юридическим лицом по адресу были признаны незаконными.

По делу N А50-30871/2015 общество обратилось в Арбитражный суд Пермского края с заявлением к Межрайонной инспекции о признании незаконными действий и решения о внесении в Единый государственный реестр юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ) в отношении общества записи за государственным регистрационным номером 2155958658634 от 06.08.2015 об отсутствии связи с юридическим лицом по адресу.

Решением Арбитражного суда Пермского края от 25.03.2016 заявление удовлетворено.

Не согласившись с решением суда, Межрайонная инспекция обратилась с апелляционной жалобой, в которой просила его отменить и принять по делу новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований в полном объеме, ссылаясь на несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Суд апелляционной инстанции не нашел оснований для удовлетворения жалобы.

В соответствии с пунктом 1 статьи 5 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" в едином государственном реестре юридических лиц содержится адрес юридического лица в пределах места нахождения юридического лица.

В пункте 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 N 61 "О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица" разъяснено, что о недостоверности названных сведений может, в частности, свидетельствовать следующее:

1) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, согласно сведениям ЕГРЮЛ обозначен как адрес большого количества иных юридических лиц, в отношении всех или значительной части которых имеются сведения о том, что связь с ними по этому адресу невозможна (представители юридического лица по данному адресу не располагаются и корреспонденция возвращается с пометкой "организация выбыла", "за истечением срока хранения" и т.п.);

2) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, в действительности не существует или находившийся по этому адресу объект недвижимости разрушен;

3) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, является условным почтовым адресом, присвоенным объекту незавершенного строительства;

4) адрес, указанный в документах, представленных при государственной регистрации, заведомо не может свободно использоваться для связи с таким юридическим лицом (адреса, по которым размещены органы государственной власти, воинские части и т.п.);

5) имеется заявление собственника соответствующего объекта недвижимости (иного управомоченного лица) о том, что он не разрешает регистрировать юридические лица по адресу данного объекта недвижимости.

При наличии хотя бы одного из перечисленных обстоятельств сведения об адресе юридического лица считаются недостоверными, если заявитель не представил в регистрирующий орган иные сведения (документы), подтверждающие, что связь с юридическим лицом по этому адресу будет осуществляться.

Как установлено судом и следует из материалов дела, основанием для внесения регистрирующим органом оспариваемой обществом записи в ЕГРЮЛ "по указанному адресу связь с юридическим лицом отсутствует", явился составленный должностными лицами Инспекции в рамках полномочий, предусмотренных подпунктом 6 пунктом 1 статьи 31 и статьи 92 Налогового кодекса Российской Федерации, 28.07.2015 протокол осмотра помещений, территорий и находящихся там вещей и документов от 28.07.2015, в соответствии с которым общество по адресу: ул. Бригадирская, 30, г. Пермь, 614025, отсутствует.

Кроме того, направленная Инспекцией 05.06.2015 в адрес общества корреспонденция возвращена с отметками почты "адресат отсутствует".

Межрайонной инспекцией в адрес директора и единственного участника общества Ф.М.А. направлено уведомление от 15.09.2015 N 04-7/15728 о необходимости представления в срок до 12.10.2015 в регистрирующий орган достоверных сведений об адресе (месте нахождения) общества. По утверждению регистрирующего органа, в установленный в уведомлениях срок до 12.10.2015 достоверные сведения об адресе (месте нахождения) общества в Межрайонную инспекцию не представлены.

Вместе с тем, суд первой инстанции установил, что из материалов дела усматривается связь с обществом по спорному адресу.

Судом установлен факт информирования обществом регистрирующего органа письмом от 06.10.2015 о том, что общество с 25.02.2014 арендует у ООО "Т" и занимает помещение по адресу: 614025, г. Пермь, ул. Бригадирская, 30, и по этому адресу осуществляется постоянная связь с юридическим лицом, поэтому необходимость внесения изменений в ЕГРЮЛ не требуется. Также общество в письме отметило, что связь юридического лица с регистрирующим органом осуществляется электронным способом через оператора связи ООО "К" в соответствии с действующим законодательством.

При этом доводы общества об аренде помещений по указанному адресу подтверждены договорами субаренды недвижимого имущества от 25.02.2014, 01.12.2014, 01.11.2015, от 29.01.2016, актами выполненных работ за период с февраля 2014 года по ноябрь 2015 года, счетами на оплату N 2218 от 27.10.2015, N 2299 от 29.10.2015, N 2300 от 29.10.2015, платежными поручениями об оплате арендной платы.

Кроме того, заявителем представлена копия письма ООО "Т" (собственник помещения) в Инспекцию о подтверждении факта нахождения общества по адресу: 614025, г. Пермь, ул. Бригадирская, 30. Данное письмо получено регистрирующим органом 23.09.2015, о чем свидетельствует оттиск штампа входящей корреспонденции на тексте письма.

Проанализировав представленный регистрирующим органом в дело в обоснование правомерности своей позиции протокол осмотра от 28.07.2015, суд установил, что в нем содержится лишь констатация факта отсутствия в задании ряда организаций, включая спорное общество, а также указано на отсутствие на здании и внутри помещений табличек, вывесок, реклам, указывающих на нахождение организаций, без указания перечня помещений, фактически осмотренных сотрудниками регистрирующего органа.

При этом из протокола не усматривается, что регистрирующий орган обращался к собственнику или каким-либо иным лицам для установления места нахождения общества.

Как верно указано судом, отсутствие вывесок и табличек, само по себе не исключает нахождение организации по данному адресу. Иных сведений, на основании которых регистрирующий орган пришел к выводу об отсутствии по указанному адресу общества, протокол осмотра не содержит. Судом также справедливо отмечено, что в протоколе указано на присутствие при осмотре представителя арендатора В.А.Л., однако ни наименование арендатора, ни должность данного лица в протоколе не зафиксированы.

При таком положении суд правомерно не признал протокол осмотра, на который ссылается налоговый орган, в качестве достаточного и достоверного доказательства факта указания обществом в ЕГРЮЛ недостоверных сведений о юридическом адресе.

Кроме того, судом установлено, что представленными заявителем доказательствами опровергается утверждение регистрирующего органа о том, что вся почтовая корреспонденция, направляемая обществу по его юридическому адресу, не доставляется адресату.

Так, из пояснений заявителя, не опровергнутых налоговым органом, суд выявил, что большая часть почтовой корреспонденции направляется для бухгалтерии общества, поэтому генеральным директором было принято решение направлять всю корреспонденцию напрямую бухгалтеру по месту его нахождения, а именно в г. Ижевск. С этой целью в отделение почтовой связи было представлено заявление о переадресации корреспонденции, которое в дальнейшем неоднократно пролонгировалось, что подтверждается заявлениями о переадресации корреспонденции. Факт получения заявителем направляемой ему по адресу корреспонденции подтверждается приложенными копиями почтовых конвертов и уведомлений с отметками почтового отделения о переадресации корреспонденции.

Также по юридическому адресу заявитель получает и корреспонденцию, направленную через Федеральную почтовую службу, что подтверждается копией конверта письма заказного с уведомлением от 03.03.2016.

В нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации иного суду апелляционной инстанции не доказано.

Оценив представленные в материалы дела доказательства по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд апелляционной инстанции подтверждает вывод суда первой инстанции о недоказанности регистрирующим органом факта указания обществом в ЕГРЮЛ недостоверных сведений о юридическом адресе, являющихся, впоследствии основанием для внесения в ЕГРЮЛ в отношении общества записи об отсутствии связи с юридическим лицом по адресу.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции правомерно признал незаконными оспариваемые действия регистрирующего органа по внесению в ЕГРЮЛ в отношении общества записи за государственным регистрационным номером 2155958658634 от 06.08.2015 и обязал Межрайонную инспекцию устранить допущенные нарушения, путем исключения из ЕГРЮЛ указанной записи.

 

2.5. Установив факт нотариального удостоверения заявления о государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя путем направления запроса и получения ответа от нотариуса, суды признали правомерным оспариваемое решение о государственной регистрации заявителя в качестве индивидуального предпринимателя.

По делу N А40-226666/15 В.Е.И. (далее - заявитель) обратилась в Арбитражный суд г. Москвы с заявлением к Межрайонной инспекции о государственной регистрации N 79902А от 10.01.2014, на основании которого в ЕГРИП была внесена запись за ОГРНИП 314774601000221 от 10.01.2014 о государственной регистрации физического лица В.Е.И. в качестве индивидуального предпринимателя.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 11.04.2016 в удовлетворении заявленных требований отказано в полном объеме, ввиду отсутствия к тому правовых и фактических оснований.

Не согласившись с решением суда, заявитель обратился с апелляционной жалобой, в которой просил его отменить, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований.

Суд апелляционной инстанции не усмотрел оснований для отмены обжалуемого судебного акта.

Из обстоятельств настоящего дела следует, что в сентябре 2015 г. Заявитель узнала, что в ЕГРИП внесена запись от 10.01.2014 N 314774601000221 о том, что она зарегистрирована в качестве индивидуального предпринимателя.

Вместе с тем, Заявитель указывает, что никогда не представляла в регистрирующий орган пакет документов, необходимый для регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

При государственной регистрации физического лица в качестве индивидуального предпринимателя в регистрирующий орган в соответствии с пунктом 1 статьи 22.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ) представляется, в том числе, подписанное заявителем заявление о государственной регистрации по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В соответствии с абзацем первым пункта 1.2 статьи 9 Закона N 129-ФЗ заявление, уведомление или сообщение представляется в регистрирующий орган по форме, утвержденной уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти, и удостоверяется подписью уполномоченного лица, подлинность которой должна быть засвидетельствована в нотариальном порядке.

При этом заявитель указывает свои паспортные данные или в соответствии с законодательством Российской Федерации данные иного удостоверяющего личность документа и идентификационный номер налогоплательщика (при его наличии).

В силу ст. 42 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11.02.93 N 4462-1 при совершении нотариального действия нотариус устанавливает личность обратившегося за совершением нотариального действия гражданина, его представителя или представителя юридического лица. Установление личности должно производиться на основании паспорта или других документов, исключающих любые сомнения относительно личности гражданина, обратившегося за совершением нотариального действия.

Согласно п. 4.1 ст. 9 Закона N 129-ФЗ регистрирующий орган не проверяет на предмет соответствия федеральным законам или иным нормативным правовым актам Российской Федерации форму представленных документов (за исключением заявления о государственной регистрации) и содержащиеся в представленных документах сведения, за исключением случаев, предусмотренных указанным законом.

Отказ в государственной регистрации допускается в случаях, указанных в пункте 1 статьи 23 Закона N 129-ФЗ.

Как следует из материалов дела и верно установлено в суде, в регистрирующий орган было представлено соответствующее заявления, удостоверенное нотариально.

При этом, факт нотариального удостоверения данного заявления установлен судом первой инстанции путем направления запроса и получения ответа от нотариуса.

Согласно пункту 1 статьи 11 Закона N 129-ФЗ решение о государственной регистрации, принятое регистрирующим органом, является основанием внесения соответствующей записи в соответствующий государственный реестр.

Учитывая приведенные фактические обстоятельства спора и нормы материального права, его регулирующие, коллегия считает, что в данном случае, вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований для удовлетворения заявленных требований является правомерным, поскольку решение о государственной регистрации, на основании которого в ЕГРИП была внесена запись о государственной регистрации физического лица В.Е.И. в качестве индивидуального предпринимателя, принято в установленном законом порядке.

Доводы жалобы о том, что судом не в полной мере установлены имеющие значение для дела обстоятельства, не проведена экспертиза подписи, не принимаются коллегией.

Коллегия поддерживает вывод суда о том, что Заявителем в нарушение статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представлено надлежащих доказательств, обосновывающих свои требования, в том числе, доказательств об оспаривании нотариальных действий.

При названных обстоятельствах, апелляционный суд считает, что оснований для отмены решения суда первой инстанции не имеется.

 

3. По вопросу оспаривания иных решений, действий (бездействия), принимаемых (осуществляемых) регистрирующими органами при реализации функции по государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

 

3.1. Установив, что предусмотренный действующим законодательством порядок государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя заявителем не соблюден, суды сделали вывод об отсутствии бездействия со стороны Инспекции и Управления, а также о недоказанности нарушения прав и законных интересов заявителя.

По делу N А05-14609/15 Индивидуальный предприниматель С.О.А. обратилась в Арбитражный суд Архангельской области с заявлением оспаривании Инспекция и Управления Управление) во включении в единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей (далее - ЕГРИП) записи о прекращении деятельности заявителя в качестве индивидуального предпринимателя, обязании внести в ЕГРИП сведения о прекращении такой деятельности с 12.05.2009.

Решением от 26.02.2016, оставленным без изменения постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2016, в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе С.О.А. просила отменить указанные судебные акты и удовлетворить ее заявление.

Суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

Как следует из материалов дела, С.О.А. 12.05.2009 обратилась в Инспекцию с заявлением о государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя по форме N Р26001.

Решением от 18.05.2009 С.О.А. отказано в государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с непредставлением необходимых для государственной регистрации документов, а именно документа, подтверждающего направление сведений в территориальный орган Пенсионного фонда в соответствии с подпунктом "в" пункта 1 статьи 22.3 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

С.О.А. обратилась в Инспекцию с заявлением от 20.07.2015 с просьбой незамедлительно внести в ЕГРИП сведения о прекращении ею деятельности в качестве индивидуального предпринимателя и передать сведения в органы Пенсионного фонда.

На указанное обращение Инспекцией направлен ответ от 03.08.2015 (исх. N 2.5-11/12584) со ссылкой на ранее принятое решение об отказе в государственной регистрации прекращения деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

На обращение С.О.А. в адрес Управления ей направлено письмо от 03.11.2015 (исх. N 03-33/12588@) об отсутствии оснований для регистрационных действий до поступления от нее документов, предусмотренных Законом N 129-ФЗ.

Полагая бездействие Инспекции и Управления неправомерным, С.О.А. обратилась в суд с настоящим заявлением.

Суды двух инстанций не нашли оснований для удовлетворения заявленных требований.

Довод заявителя о том, что в 2009 году в регистрирующий орган были представлены все документы, необходимые для государственной регистрацией при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, отклонен судами как противоречащий обстоятельствам дела.

Суды признали несостоятельным довод заявителя о возможности регистрирующего органа самостоятельно истребовать в Пенсионном фонде необходимые сведения.

При этом суды приняли во внимание, что изменение порядка государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в части, касающейся представления документа, подтверждающего направление сведений в территориальный орган Пенсионного фонда, произошло в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2010 N 227-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг", вступившим в силу с 01.01.2011, действие которого не распространяется на ранее принятые регистрирующим органом решения, в том числе на решение от 18.05.2009.

Установив, что предусмотренный действующим законодательством порядок государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя заявителем не соблюден, суды двух инстанций сделали вывод об отсутствии бездействия со стороны Инспекции и Управления, а также о недоказанности нарушения прав и законных интересов С.О.А.

Довод подателя жалобы от оспаривании решения регистрирующего органа от 18.05.2009 подлежит отклонению, поскольку соответствующее требование не заявлялось и доводы в его обоснование в заявлении С.О.А. не приведены.

 

3.2. Поскольку в определенный период времени юридическое лицо фактически не могло осуществлять какую-либо деятельность и представлять отчетность в связи с наличием в ЕГРЮЛ записи о прекращении его деятельности в связи с ликвидацией, суды пришли к выводу об отсутствии до истечении 12 месяцев с момента фактического восстановления правоспособности юридического лица предусмотренных пунктом 1 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" оснований для внесения в государственный реестр и записей о предстоящем исключении соответствующего юридического лица из ЕГРЮЛ и прекращении его деятельности.

По делу N А33-12125/2015 общество обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с заявлением к Межрайонной инспекции (далее - регистрирующий орган) о признании незаконными: решения о предстоящем исключении недействующего юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц (далее - ЕГРЮЛ, реестр) от 23.05.2014 N 1077; действий регистрирующего органа, связанных с внесением в записи от 23.05.2014 N 2142468313381 о принятом решении о предстоящем исключении фактически недействующего юридического лица из реестра; действий регистрирующего органа, связанных с внесением в ЕГРЮЛ записи от 18.09.2014 N 2142468531775 о прекращении деятельности юридического лица в связи с исключением из реестра на основании пункта 2 статьи 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон N 129-ФЗ).

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 13 октября 2015 года требования общества удовлетворены.

Суд апелляционной инстанции, установив, что суд первой инстанции принял решение о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле (участников ООО "С" - Т.М.А., О.А.В.), определением от 24 февраля 2016 года перешел к рассмотрению дела по правилам, установленным Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации для рассмотрения дела в арбитражном суде первой инстанции, а также привлек указанных лиц к участию в деле.

Постановлением от 29 марта 2016 года Третий арбитражный апелляционный суд решение суда первой инстанции отменил, принял новый судебный акт об удовлетворении требований общества.

О.А.В. в кассационной жалобе просил постановление суда апелляционной инстанции отменить, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права.

Суд кассационной инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы.

Как установлено судом апелляционной инстанции, решением Международного Арбитражного суда при БелТПП от 8 ноября 2012 года в пользу общества с ООО "С" взыскано 716 184 евро предварительной оплаты по контракту от 01.03.2010 N 01/03/10, а также 1645,70 евро в качестве возврата уплаченного истцом арбитражного сбора.

Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Красноярского края по делу от 5 марта 2014 года N А33-20210/2013 частично удовлетворены требования общества:

- признано незаконным бездействие ликвидатора ООО "С" Т.М.А., выразившееся в непринятии мер для выявления в качестве кредитора общества, неуведомлении кредитора о ликвидации ООО "С", уклонении от рассмотрения предъявленного требования кредитора и невключении требования в промежуточный ликвидационный баланс, представлении в регистрирующий орган недостоверных сведений в отношении кредиторской задолженности указанной организации и неисполнении обязанности, установленной пунктом 1 статьи 224 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)", по обращению в арбитражный суд с требованием о признании ликвидируемой организации несостоятельной (банкротом);

- признаны недействительными записи регистрирующего органа в ЕГРЮЛ от 18.06.2012 N 2122468433404, от 14.08.2012 N 2122468551687 о составлении промежуточного ликвидационного баланса ООО "С" и прекращении деятельности указанного юридического лица в связи с ликвидацией.

На основании указанного судебного акта 12.03.2014 в реестр внесена запись N 21424681342202 о признании недействительными записей N 2122468433404 и N 2122468551687.

В связи с непредставлением отчетности в течение последних двенадцати месяцев и неосуществлением операций по банковским счетам, регистрирующим органом в отношении ООО "С" принято решение от 23.05.2014 N 1077 и внесена соответствующая запись N 2142468313381 о предстоящем исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, а также решение от 18.09.2014 N 1077 об исключении недействующего юридического лица из реестра.

Удовлетворяя заявленные требования, Третий арбитражный апелляционный суд принял во внимание установленные по делу фактические обстоятельства и пришел к выводу, что с 14.08.2012 по 12.03.2014 ООО "С" фактически не могло осуществлять какую-либо деятельность, представлять отчетность в связи с наличием в реестре записи о прекращении его деятельности; в связи с изложенным, у регистрирующего органа не имелось правовых оснований, предусмотренных пунктом 1 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ, для внесения в государственный реестр 23.05.2014 и 18.09.2014 записей о предстоящем исключении недействующего юридического лица и прекращении его деятельности.

Суд кассационной инстанции полагает указанные выводы суда правильными.

В соответствии с пунктом 1 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность. Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном указанным Федеральным законом.

Пунктом 2 статьи 21.1 названного Закона установлено, что при наличии одновременно всех указанных в пункте 1 указанной статьи признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

В силу пункта 3 статьи 49 Гражданского кодекса Российской Федерации правоспособность юридического лица возникает с момента внесения в единый государственный реестр юридических лиц сведений о его создании и прекращается в момент внесения в указанный реестр сведений о его прекращении.

Согласно пункту 6 статьи 22 Закона N 129-ФЗ ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо - прекратившим свою деятельность после внесения об этом записи в ЕГРЮЛ.

Третий арбитражный апелляционный суд правильно применил положения указанных норм права и, с учетом установленных по делу фактических обстоятельств, пришел к обоснованному выводу, что в период с 14.08.2012 по 12.03.2014 ООО "С" не имело правоспособности и в связи с этим не могло представлять предусмотренную законодательством отчетность.

Принимая во внимание, что период с 12.03.2014 до даты вынесения решения и совершения регистрирующим органом действий, оспариваемых в настоящем деле (т.е. 23.05.2014 и 18.09.2014) составил менее 12 календарных месяцев, суд апелляционной инстанции пришел к правильному выводу о том, что на момент совершения обжалуемых действий и принятия решения обстоятельства, предусмотренные пунктом 1 статьи 21.1 Закона N 129-ФЗ, не наступили, о чем регистрирующий орган должен был знать в силу своих полномочий, а также как лицо, участвовавшее в рассмотрении дела N А33-20210/2013, по результатам которого принято решение Арбитражного суда Красноярского края от 5 марта 2014 года.

Исследование и оценка доказательств осуществлена судом апелляционной инстанции по правилам статей 65, 71, 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, выводы суда соответствуют содержанию имеющихся в деле доказательств.

Исходя из установленных по делу фактических обстоятельств и принимая во внимание специальное правовое регулирование, предусмотренное пунктом 8 статьи 22 Закона N 129-ФЗ, суд апелляционной инстанции обоснованно отклонил доводы заявителя кассационной жалобы о пропуске обществом срока обращения в суд, установленного частью 4 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Правовых оснований для иных выводов по данному вопросу у суда кассационной инстанции не имеется.

 

3.3. Удовлетворяя заявление о признании незаконным решения Управления в части отмены решения регистрирующего органа о государственной регистрации, суды апелляционной и кассационной инстанций исходили из отсутствия у Управления оснований для проверки законности данного решения, поскольку какие-либо лица с требованием о его отмене не обращались. Суды также отметили иные обстоятельства, свидетельствующие о неправомерности решения Управления.

По делу N А76-17290/2015 Н.Л.В. и Общество обратились в Арбитражный суд Челябинской области с заявлением к Управлению о признании незаконным решения ответчика от 02.07.2015 N 0813/004293 в части отмены решения регистрирующего органа от 03.12.2014 и признания недействительной внесенной регистрирующим органом в ЕГРЮЛ 03.12.2014 записи за государственным регистрационным номером 2147447176798 о внесении в государственный реестр изменений в сведения о юридическом лице, не связанных с внесением изменений в учредительные документы в отношении лица, имеющего право без доверенности действовать от имени Общества.

Решением суда от 02.02.2016 в удовлетворении заявлений отказано.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2016 решение суда первой инстанции от 02.02.2016 в обжалуемой части отменено, заявление удовлетворено.

В кассационной жалобе Управление просило постановление суда апелляционной инстанции от 19.04.2016 отменить, дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Челябинской области, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, нарушение норм процессуального права, несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам.

Суд кассационной инстанции не усмотрел оснований для удовлетворения кассационной жалобы.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции, посчитав, что нарушений требований закона Управлением не допущено, указал, что решения регистрирующего органа отменены правомерно с учетом того, что на государственную регистрацию представлены документы, содержащие недостоверные сведения.

Отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований о признании незаконным решения Управления от 02.07.2015 N 0813/004293 в части отмены решения регистрирующего органа от 03.12.2014 N 5983 о внесении изменений в сведения о юридическом лице, содержащиеся в ЕГРЮЛ, не связанных с внесением изменений в учредительные документы (сведения о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени Общества), и в части признания недействительной записи, внесенной регистрирующим органом в ЕГРЮЛ 03.12.2014 за государственным регистрационным номером 2147447176798, суд апелляционной инстанции исходил из следующего.

Порядок обжалования решения о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации установлен главой VIII.1 Федерального закона от 08.08.2001 N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (далее - Закон о государственной регистрации).

В соответствии с пунктом 1 статьи 25.1 Закона о государственной регистрации заинтересованное лицо имеет право обжаловать решение регистрирующего органа о государственной регистрации или об отказе в государственной регистрации, если, по мнению этого лица, такое решение нарушает его права.

Согласно пункту 1 статьи 25.2 Закона о государственной регистрации решение территориального регистрирующего органа о государственной регистрации может быть обжаловано в вышестоящий регистрирующий орган, а также в федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный в соответствии со статьей 2 названного Закона, путем подачи жалобы в порядке, установленном данным Федеральным законом, и (или) обжаловано в судебном порядке.

Пунктами 2 и 3 статьи 25.6 Закона о государственной регистрации предусмотрено, что вышестоящий регистрирующий орган без участия лица, подавшего жалобу, рассматривает жалобу, документы, подтверждающие доводы лица, подавшего жалобу, дополнительные документы, представленные в ходе рассмотрения жалобы, материалы, представленные регистрирующим органом.

По результатам рассмотрения жалобы вышестоящий регистрирующий орган принимает одно из следующих решений: либо об отмене решения регистрирующего органа; либо об оставлении жалобы без удовлетворения.

Исследовав материалы дела, суд апелляционной инстанции установил, что оспариваемое решение Управления от 02.07.2015 N 0813/004293 принято на основании обращения Следственного комитета, осуществляющего расследование уголовного дела в отношении Н.С.В.

В названном обращении содержится просьба о принятии мер к отмене государственной регистрации изменений, связанных с выходом Н.С.В. из состава участников Общества.

После принятия ответчиком решения об отмене решений регистрирующего органа о государственной регистрации изменений, касающихся изменения состава участников Общества, в том числе связанных с прекращением статуса участника общества у Н.С.В., вынесенных на основании представленных 26.11.2014, 08.12.2014, 22.12.2014 в регистрирующий орган заявлений, постановлением Следственного комитета от 22.07.2015 наложен арест на долю Н.С.В. в уставном капитале Общества.

Из постановления Центрального районного суда г. Челябинска от 14.07.2015, принятого по результатам рассмотрения ходатайства следователя о наложении ареста на имущество обвиняемого, следует, что наложение ареста на долю в уставном капитале Общества обусловлено необходимостью обеспечения исполнения приговора в части наложения штрафа, этими же мотивами вызвано обращение Следственного комитета по поводу отмены государственной регистрации изменений, связанных с выходом Н.С.В. из состава участников Общества.

При этом Следственный комитет в указанном обращении от 09.06.2015 не ставил перед Управлением вопрос об отмене государственной регистрации изменений, касающихся сведений о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени Общества, не утверждал о необходимости отмены данного решения и в отзыве на заявления Н.Л.В. и Общества. Иные лица с требованиями об отмене государственной регистрации указанных изменений также не обращались.

Оценив в совокупности в порядке, предусмотренном статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, представленные в материалы дела доказательства, установив, что у Управления отсутствовали основания для проверки законности решения регистрирующего органа от 03.12.2014 N 5983, на основании которого произведена государственная регистрация изменений содержащихся в ЕГРЮЛ сведений о единоличном исполнительном органе Общества; Управление, отменяя соответствующее решение и признавая недействительной запись государственного регистрационного номера 2147447176798, не указало, чьи права и законные интересы в сфере предпринимательской деятельности нарушены данными действиями, не обосновало, в силу каких обстоятельств принятие такого решения призвано обеспечить защиту публичных интересов, например, связанных с обеспечением возможности исполнения приговора суда; решение Управления об отмене вышеназванного решения регистрирующего органа нарушает права общества, поскольку является препятствием для осуществления текущей хозяйственной деятельности в условиях, когда предыдущий руководитель по собственной воле отказался от этих полномочий, назначив, как единственный участник, генеральным директором общества другое лицо, - суд апелляционный инстанции пришел к обоснованному выводу об удовлетворении заявления Н.Л.В.

Заказать услугу
 

Услуги

Юридический центр ЮАРЕКС  предлагает Вам свои услуги по внесению изменений в ЕГРЮЛ. Наша компания имеет большой опыт регистрации изменений юридических лиц различных организационно-правовых форм и гарантирует получение ожидаемого результата в строго оговоренные сроки.

Подробнее  

Вернуться к списку